Версия для слабовидящих
Сохраняя культурные традиции
Здание Земской управы. Конец XIX в.

Историческая справка

О.А. Монякова (по материалам публикации в журнале "Музей", №11/2008)


Музеи малых городов России – казалось бы, небольшая часть многоликого, огромного музейного мира. Какое место в этом мире занимает Ковровский музей, отметивший в 2007 году свое 80-летие? Его многолетняя история - слепок с истории нашей страны.

Появился музей на рубеже двух периодов общероссийской музейной истории, когда музеи из статуса «культурной нормы» (1890-е -1920-е гг.) переходили в статус «культурной традиции». Официально «Ковровский районный музей краеведения» был открыт 27 марта 1927 г. постановлением Уездного Съезда Советов. С этого момента начался отсчет его истории, но была и предыстория…

1913 год. Ковровская земская управа под председательством известного в городе общественного деятеля, кадета А.С. Пестрово выступает перед очередным земским уездным собранием с предложением: создать при Управе музей родиноведения. Идея остается нереализованной. А год спустя начинается первая мировая война, отодвинувшая все мирные дела на второй план.На календаре – 1916–й. Война в самом разгаре. Страна, погруженная в хаос и разруху, готова к социальному взрыву. Пытаясь обрести точку опоры в этом на глазах разрушающемся мире, российская интеллигенция ищет спасение в возвращении к историческим корням, в глубоком изучении своего исторического прошлого. Группа энтузиастов во главе с А.С. Пестрово разрабатывает и отсылает на утверждение губернатору устав научного общества по изучению родного края. Проект возвращается на доработку. До 1917 года остается меньше месяца…

В 1919 году ковровская общественность снова возвращается к мысли о создании музея. В разгар гражданской войны в городе усилиями врача А.В. Дидрихса появляется первый общественный музей медико-просветительской направленности. Очередную попытку организовать музей родиноведения предпринимает Ковровский уездный отдел народного образования, который в те годы возглавлял А.Н. Барсуков, впоследствии известный советский математик-педагог. Состоявшийся вскоре перевод Барсукова на службу в губернский Владимир помешал завершению планов.

1920-е годы - «золотое десятилетие краеведения». В Коврове создается отделение Владимирского научного общества по изучению местного края. К 1927 году в его состав входило 42 человека, в основном – школьные работники. Они-то и выступили с инициативой создания в городе музея, которая на этот раз была поддержана. В год 10-летия Великой Октябрьской социалистической революции Ковровским уездным съездом Советов принимается судьбоносное решение о создании в городе музея.Вновь созданный «Историко-революционный музей» разместили в пустующей Ильинской часовне при бывшем одноименном кладбище. Основой музея стал отдел, посвященный героям революции и успехам социалистического строительства. Однако в памяти горожан сохранились, прежде всего, другие экспозиции: отдел природы, витрины с археологическими находками, предметами дореволюционного быта, поступившими из национализированных купеческих и дворянских домов.
Имена первых директоров музея история не сохранила. Это и понятно, ведь фактически работой учреждения все эти годы руководил совсем другой человек, долго не назначавшийся на эту должность по банальной причине беспартийности.


Александр Георгиевич Бутряков, один из активистов ковровского краеведческого общества, родился в д. Плосково Ковровского уезда, окончил школу в с. Осипово. Затем – учеба в Воронежском сельскохозяйственном институте, работа в Москве в институте лубяного сырья, многочисленные экспедиции по Средней Азии и Кавказу, дружба с известным советским ученым академиком Келлером. К середине 1920-х гг. Бутряков имел уже второй диплом – об окончании Московского педагогического института по специальности «биолог». Именно он стал той личностью, чья роль в создании ковровского музея оказалась решающей. Те семь лет, с 1932 по 1939 гг., что Бутряков официально работал в должности директора музея, стали периодом расцвета учреждения.С одной стороны, деятельность музея вполне органично вписывалась в общегосударственную концепцию. Новые тенденции в развитии музейного дела были сформулированы 1-м Всесоюзным музейным съездом, состоявшимся в Москве в декабре 1930 года: покончить с «вещевым фетишизмом», отказаться от музеев-кунсткамер, поставить музеи на службу социалистическому строительству и превратить в инструмент культурной революции. В то же время в ситуации, когда большая часть советских музеев, особенно провинциальных, оказывается подверженной сильнейшей идеологизации, Ковровский музей находит свой особый путь развития, занимаясь активной научной деятельностью. Объяснение тому – в особенности личности директора Бутрякова, его глубокой увлеченности науками, в первую очередь – ботаникой и археологией.

В сентябре 1935 года решением Горсовета за музеем был закреплен участок вокруг часовни площадью 800 кв. м для «агро-ботанического сада». Осенью того же года был составлен план участка и произведена его разбивка. Весной сад стал заполняться растениями. В «бутряковском» ботаническом саду, первом во Владимирской области, произрастало более 80 различных видов растений, привезенных издалека и местных, широко распространенных и редких. Директором ставились опыты по введению новых растений из других областей, например: опыты с амурским виноградом, с дальневосточными лилиями и ягодными кустарниками, а также он начал культивирование некоторых видов растений для их сохранения от истребления. Спустя полвека эти растения оказались в Красной книге – это пример научного предвидения. Музей поддерживал постоянную связь с Ботаническим садом МГУ, используя его семенные фонды, а также с БИН АН СССР, привлекая его научных сотрудников для консультаций по определению растений и оформлению научных работ музея. Кроме того, музеем проводились археологические исследования, велись геологические изыскания на территории Ковровского района.

Вся эта самоотверженная работа разворачивалась на фоне многочисленных материальных, бытовых проблем и полнейшего равнодушия городских властей к нуждам музея. Только к его 10-летию в 1937 году в здании проведен водопровод, смонтировано электроосвещение, оборудованы элементарные удобства. Тем не менее, несмотря на все объективные трудности, показатели работы музея продолжали неуклонно расти. Так, если в год создания бюджет его составлял 500 рублей, количество экспонатов – 400 единиц хранения, а посещаемость – 720 человек, то 11 лет спустя, в 1938-м, годовой бюджет достигает уже 28 тысяч рублей, посещаемость превысила 12 тысяч человек, а количество экспонатов в фондах приблизилось к 10 тысячам.Но в марте 1942 года пришла настоящая беда – музей сгорел. Хотя свою деятельность по решению местной власти прекратил еще раньше - с началом Великой Отечественной войны. 13 ноября 1941 г. здание было занято военным ведомством, часть экспонатов были переданы в школы. Старожилы до сих пор помнят пожар, в одну ночь уничтоживший музей ранней весной 1942 года. Здание часовни горело как факел, и еще долго потом взрослые и дети уносили с пепелища по домам чудом уцелевшие экспонаты. «Невольно напрашивается вывод, что музейное имущество вначале растащили, а потом сожгли», - напишет позднее, уже после войны, Екатерина Емельяновна Никитина, директор Ковровского краеведческого музея с 1945 по 1957 годы. Фактически эта незаурядная женщина, как и ее предшественник Бутряков, создала в Коврове новый музей. Дочь белошвейки, сестра офицеров царской, а затем белой армий, после Октябрьской революции она активно включилась в строительство новой жизни: занималась ликвидацией безграмотности в Ковровском уезде, в течение пяти довоенных лет, работая в Облоно, курировала все музеи Ивановской промышленной области. Ковровский музей приняла к восстановлению, будучи уже на пенсии. Последние годы своей жизни – а умерла она в 1957 году – отдала возрождению музея из пепла, в буквальном смысле слова. Ее заслуга в том, что музей вновь обрел здание – Церковь Иоанна Воина; частично были возвращены утраченные в результате пожара экспонаты. Экспозиции, которые так полюбились ковровчанам и вспоминаются ими до сих пор, построены Екатериной Емельяновной вместе с мужем Александром Васильевичем, известным в городе краснодеревщиком.

Здание Ильинской часовни

Здание Ильинской часовни

Александр Георгиевич Бутряков, один из первых директоров музея

Александр Георгиевич Бутряков, один из первых директоров музея

Разбивка сада у здания музея. 29 апреля 1936 г.

Разбивка сада у здания музея. 29 апреля 1936 г.
1 | 2